«Были случаи, когда боец закрывал дверь и не выходил вовремя на бой из-за молитвы». Как проходят коммерческие бои без правил в Беларуси

Новости бизнеса
0
(0)
Максим Корольков.

Иногда дело жизни становится бизнесом. Часто это очень непростая история, но при полной самоотдаче может получится успешный проект, а не только занятие для души с дополнительным финансовым бонусом. Так получилось у Максима Королькова — исполнительного директора Белорусской Федерации рукопашного боя и смешанных единоборств, руководителя лиги BFC (Belarusian Fighting Championship). Максим не просто организатор боев, он — тренер чемпионов, за спиной которого более 40 мастеров спорта Республики Беларусь и 11 мастеров спорта международного класса. Как организовать бои, где найти для этого средства, почему такие спортивные мероприятия интересны для спонсоров? «Про бизнес» поговорил с Максимом обо всем этом, а также о том, почему в бою важно не только физическое превосходство, но и умение читать соперника.

 

«Мое телосложение — на тот момент я весил плюс-минус 60 кг — не совсем походило на телосложение классического «качка»»

— Расскажите о себе. Чем занимались раньше и как пришли к организации турниров?

— С семи лет я занимался плаванием, как все мальчики 80-х годов рождения, смотрел фильмы с Джеки Чаном, Брюсом Ли, Чаком Норрисом и другими легендарными звездами того времени. Мне настолько понравились единоборства, что я приступил к занятиям в 12 лет. Уже тогда хотел стать именно тренером, видел себя именно в этом. Я поступил в БГУФК на специальность «менеджер спорта и туризма», параллельно тренировался в одном из центров в Минске и внезапно получил приглашение на работу.

Я проработал два месяца тренером в тренажерном зале, но мое телосложение — на тот момент я весил плюс-минус 60 кг — не совсем походило на телосложение классического «качка». Тогда родилась идея, которую озвучил руководству, о наборе группы ребят для тренировок по единоборствам, ведь мне это действительно нравится. В 2005 году я приступил к работе в роли тренера.

— Как воспитанники стали принимать участие в турнирах?

— За два года до окончания университета я познакомился с Виктором Анатольевичем Бартышем — это зампредседателя Федерации рукопашного боя и смешанных единоборств, основатель кафедры спортивно-боевых единоборств БГУФК, профессор. Легенда СНГ именно в сфере единоборств. Был момент, когда он протянул мне правила рукопашного боя и сказал: «Ладно, вот — почитайте. У нас там чемпионат будет, можете заявиться». Я ухватился за предложение и тут же сказал, что готов заявить на соревнования своих учеников. Мы заявили от клуба наших воспитанников, и они немного получили по носу. Естественно, меня как спортсмена такая ситуация задела. Я четко понял, что в следующий раз нам обязательно нужно победить, поэтому мы стали еще усерднее тренироваться по рукопашке. Это был своего рода challenge. Нужно отметить, что до этого, мы, кроме всего прочего, параллельно выступали по кикбоксингу и по ушу-саньда.

Через год после этой истории Виктор Анатольевич предложил мне стать директором городской федерации рукопашного боя, и параллельно прийти в университет на кафедру спортивно-боевых единоборств преподавать рукопашный бой. Для этого я даже поступил в магистратуру. Так я стал директором городской федерации рукопашного боя и в последствии мы начали проводить различные серии турниров.

— Расскажите подробнее про первые турниры.

— Первый турнир по ММА, пусть и немного адаптированному, в Беларуси прошел в 2008 году в СКА «Уручье». Тогда у нас дрались Артем Дамковский, Виталий Островский, Денис Гунич, по-моему, еще Алексей Кудин. В общем, много ребят. Это было эпично и действительно приближалось к стилистике тех самых фильмов 80-х — штаны от рукопашного боя, голый торс, перчатки рукопашного боя.

У нас появилась идея включить в эти соревнования молодежь — ребят от 14 до 17 лет, которые становятся чемпионами Республики по молодежке. Их не так уж и мало, и нам захотелось сделать для них полупрофессиональный турнир по любительским правилам, но чтобы в финале чемпион бился с чемпионом. Я организовал этот турнир на базе своего центра Московского района — «Ранак». Мы провели его вполне уровнево — полная организация, залы, экипировка и даже ринг-анонсер (специальный ведущий спортивных мероприятий и соревнований по боевым искусствам), сделали целую серию, довели до гран-при, до финалов и выявили победителя в конце года.

Я активно участвовал в организации турниров по любительским правилам, а также республиканских и международных турнирах по разным видам единоборств, став в итоге директором Белорусской федерации. В то время я и на кафедре работал, и в Федерации, и в клубе, плюс начали команду тренировать. Так и вышло, что вся моя жизнь связана с единоборствами и всем сопутствующим.

Наш зампредседателя, основатель лиги BFC — Юрий Самец — в 2008 году провел первый турнир по единоборствам. Тогда я познакомился с Вадимом Финкельштейном: он представлял M1 Global в России, самый первый российский промоушен. Вадим Филькенштейн был менеджером Федора Емельяненко — «Последнего императора». Затем они организовали Всемирную ассоциацию ММА — WMMA, а мы в нее вступили. Федор тогда был вице-президентом. В 2014 году мы провели в Минске второй чемпионат мира по ММА в «Чижовка-Арене», и к нам приезжал Федор Емельяненко.

Я хорошо это помню — для меня он был легендой, а потом мы вместе на моем скромном Renault Scenic ехали на ужин и я показывал ему Минск. До этого еще в 2012—2013 годах мы проводили в клубе «Орион» первую серию турниров BFC, а я тогда отвечал за судейство. Там еще Юрий Григорян у нас дрался, много моих пацанов: Молчанов Сергей, Юлиан Борисов. Также проводили турниры в «Бобруйск-Арене» и в «Вишневом саду», где я также отвечал за судейство и за подбор спортсменов, как матчмейкер (официальное лицо организации, отвечающее за составление пар бойцов, которым предстоит драться друг против друга. Главная задача матчмейкера — дать зрителям соревновательный бой, в котором нет явного фаворита).

В 2014 году мы провели Чемпионат мира и после этого сделали вынужденную паузу по профессиональным турнирам. Беларусь по размерам намного меньше, чем Россия, и к сожалению, по количеству бойцов, занимающихся единоборствами, тоже. Это было сделано для того, чтобы на любительских соревнованиях выросла новая плеяда чемпионов, потому что Артем Дамковский уже подписался в М1, Алексей Кудин ушел в ProFC.

«Мы платили кому-то гонорары с четырьмя нулями на конце и больше, а кому-то $ 10»

— По вашим успехам сегодня видно, что эта история не закончилась…

— К 2019 году мы провели порядка 30 турниров. Нас признал «Sherdog» и «Tapology». В 2019 году было 20-летие Федерации, и к ее юбилею решили провести профессиональный турнир с разыгрыванием пояса как символом возрождения BFC. Тогда чемпионом стал мой ученик Денис Магер, почетными гостями были Вадим Филькенштейн и Керрит Браун (президент Международной ассоциации ММА). Они вдвоем вручали ему пояс. У нас все получилось, и с 2019 года пошел новый отсчет BFC.

Мы познакомились близко с менеджментом производителя энергетика Gorilla. Они активно представляют бойцовский мир. Мы как-то совпали и по настроению, и по философии. Сделали ребрендинг и запустили новый виток. На сегодня мы проводим уже 77-й турнир.

— Цифры, которые идут после боя — это номер турнира?

— Да, это порядковый номер турнира. Кстати, в период пандемии, когда весь мир был на карантине, Беларусь не испытывала таких жестких ограничений и мы провели 16 турниров за полгода.

У нас было по 2 турнира в месяц, нас транслировала Белтелерадиокомпания, показы были также на Спорт ТВ, Матч ТВ и Триколор, дошло до того, что нас показали в Америке. Кстати, со времен пандемии у нас есть интересная история: когда запретили бой Фергюнсона и Хабиба, мы связались с Дэйном Уайтом (американский бизнесмен, действующий президент Ultimate Fighting Championship — крупнейшей в мире организации ММА, — прим. «Про бизнес») и предложили провести бой в Беларуси на стадионе «Динамо». Отец Хабиба прислал официальное письмо, в котором сердечно поблагодарил Президента Республики Беларусь Александра Григорьевича Лукашенко за предоставленную возможность и предложенную площадку, но с сожалением посетовал, что этот бой состояться не сможет. Если бы тогда все сложилось, то это был бы вау-эффект.

— Сейчас в основном бои проходят здесь, в «Prime Hall». Это из-за возможностей заведения?

— Нет, это из-за нашей фан-базы, ведь мы реально оцениваем количество людей, готовых прийти в зал, плюс эта площадка уже стала для BFC домашней. Здесь очень удобно смотреть бои. Многие зрители после боев отмечают, что именно здесь лучше всего видно выход бойцов, их эмоции, слышны звуки ударов, благодаря близости октагона ты максимально погружен в атмосферу боя, даже несмотря на наличие большого экрана. Однако, традиционно, раз в год мы собираем «Минск-Арену» и проводим турниры там.

— Что вам потребовалось для старта?

— Любой бизнес начинается с желания, идеи. У нас была концепция. Почему появилась BFC (Belarusian Fighting Championship — Белорусский бойцовский чемпионат, — прим. «Про бизнес»). Есть Федерация, есть бойцы, которые дерутся на Чемпионатах республики, становятся мастерами спорта, но что им делать дальше? Это не олимпийский вид спорта, финансирование от Министерства спорта мы не получаем. Спортсмен хочет как-то себя реализовать в бойцовской сфере, но чтобы попасть в какой-то более-менее крутой промоушен, у него должен быть бэкграунд. Он должен быть со своим Sherdog (международный сайт, который ведет статистику бойцов, — прим. «Про бизнес»), должны быть записи боев — своеобразное мини-резюме. Например, Хабиб Нурмагомедов начинал в России, и уже потом попал в UFC. Вот BFC и организовался для того, чтобы давать дорогу молодым бойцам.

«Вся философия BFC — воспитание новых бойцов»

Вся философия BFC — воспитание новых бойцов. Они приходят к нам молодые, выступают в нашей лиге, мы делаем качественный промоушен, профессиональную съемку и хороший матчмейкинг. Все это фиксируется международными порталами и его могут подписать в крутую лигу.

Могу с гордостью отметить, что за историю BFC все наши чемпионы были подписаны в крутые промоушены: Шамиль Газиев — россиянин, сейчас дерется в UFC. Денис Магер и Владислав Новицкий в ACA — второй лиге в мире. Многие подписаны в Fight Nights. Тоня Кулешова бьется в Hardcore. Всем бойцам, кто к этому стремился, мы организовали трамплин в серьезные бойцовские лиги.

— В чем специфика деятельности BFC?

— Надо быть фокусником и сделать так, чтобы у тебя все совпало в моменте: бои, которые ты запланировал, состоялись (бывает так, что бойцы, к сожалению, травмируются, и тогда нужно оперативно реагировать), чтобы собрался зрительный зал и телевидению это было интересно.

— С какими трудностями сталкиваетесь чаще всего?

— Поиск спонсоров, если брать финансовую сторону, и травмы бойцов, если говорить о спортивной составляющей.

— Каким образом вы находите спонсоров для турниров?

— По-разному, механизмов очень много. У нас есть рекламные пакеты, но нет такого, что мы разослали предложения и сидим ждем. Помогают личные знакомства, общение на турнирах, а многие приходят к нам сами.

— Как находите спортсменов и на каких условиях предлагаете участие в турнирах?

— Спортсмены тоже довольно часто находят нас сами. Очень много людей пишут в директ, что хотят подраться. Мы предлагаем различные условия. Если речь о молодых ребятах, они боксируют за историю и свое наследие, мы им гонорары не платим, а делаем для них промоушен и все необходимое для бойца.

Обычно гонорар обсуждается за один бой. Рассуждать можно по-разному, ценность бойца зависит от многих факторов. Мы платили кому-то гонорары с четырьмя нулями на конце и больше, а кому-то $ 10. Разные турниры, разные условия, разные масштабы и разная стоимость каждого бойца. Нельзя говорить, что человек имеет стоимость, но мы оцениваем его не как человека, а как продукт. Боец — это продукт, который себя продает. У каждого своя стоимость, она формируется от успешности спортивной карьеры, яркости боев, которые он проводит, интерес зрителей лично к нему, его фанбазе и медийности. Есть такая общеевропейская практика, многим бойцам мы просто даем билеты.

У молодых бойцов часто играют амбиции, например, он говорит: я стою $ 500. В таком случае я даю ему билеты на эту сумму, и говорю: «Продашь — это твой гонорар, ты же уверен, что за тебя придут поболеть люди. Но если ты сам не уверен, тогда боксируй на тех условиях, что мы тебе предлагаем». Это честная сделка. Многие соглашаются со мной.

Еще у нас есть спортсмены нетипичные для классического бойцовского мира — немного фрики, скажем так. Но их бои многим интересны: ребята худые, маленькие, но абсолютно отвязные драчуны. Вызывают неподдельный интерес, когда дерутся два качка, которые никогда не боксировали. В общем, иногда мы пробуем экспериментировать. При этом следуем и по классике — четыре боя реальных конкурентов — там молодые ребята, мастера спорта, которые хотят засветиться в бойцовском мире. Это будет неподдельная конкуренция. Широкая аудитория их может не знать, но качество боя может быть даже лучше, чем у многих знаменитых бойцов из-за запредельной мотивации.

— У вас дерутся и девушки. Сложнее ли организовывать такие бойцовские турниры?

— Их несложно организовывать, просто тех, кто занимается единоборствами в Беларуси — раз-два и обчелся.

— Как оцениваете потенциал девушек?

— Девочки более перспективные, потому что их проще куда-то потом продвигать, их ведь не только в Беларуси мало. На девочек, как ни крути, любят смотреть, потому что это все-таки экзотика. Мы ищем девчонок, пытаемся делать какие-то бои, но они должны быть действительно интересными. Девчонки тоже должны понимать, что это настоящий бой, и если мы говорим про профессиональные бои, про зрелищное шоу, здесь должен быть и спорт — они должны уметь себя презентовать, вести соцсети и развиваться в медийном пространстве. Если девочка хочет подраться, то речь здесь не только про разовый бой, потому что зрители посмотрят и забудут. Все подписания в крупные лиги строятся на личности, так же как и у парней.

«Этот бизнес живой и у него огромный потенциал, но его надо правильно понимать. Это не про «купил-продал»»

— Как оцениваете финансовую эффективность турнира?

— Скажу так: на данный момент это инвестпроект. Спорт — это про инвестиции. Профессиональный спорт, который зарабатывает, — в Америке. Там есть рынок, американский футбол, супербоул, турниры, NBA, бейсбол, баскетбол, UFC. Это виды профессионального спорта, который зарабатывает сам себе деньги. Все, что находится на постсоветском пространстве, в том числе Беларуси и даже в принципе в Европе, — это все про дотации, про спонсоров.

Когда люди говорят, что они заработали столько-то денег, это обычно про то, что сам продукт заработал. В нашем случае на заработок влияет то, сколько мы продали рекламных мест для партнеров, на какую сумму денег и сколько билетов собрали. Если брать BFC, мы живем за счет инвестиций, за счет рекламных партнеров, пакетов, которые мы продаем, и рекламы на турнирах. Билеты мы не считаем как доходную часть, в том плане, что это не основной доход, а приятный бонус. Мы пока лишь приучаем людей покупать билеты на события и за счет этого увеличиваем гонорары бойцов. К сожалению, пока еще не можем полноценно работать в контексте продажи трансляций. Например, российский рынок только сейчас понемногу учится платить за спортивное шоу, но даже там речь не идет о тех суммах, которые реально стоит продукт, и за которые продаются концерты, бокс или что-то подобное.

Этот бизнес живой и у него огромный потенциал, но его надо правильно понимать. Это не про купил-продал. Это про — вложил, создал продукт, получил рекламных партнеров, инвесторов, у каждого из которых своя цель. Вот тогда при правильном позиционировании он будет зарабатывать.

— Сколько стоит турнир?

— Я не могу все раскрывать, но скажу так: он стоит больше, чем любое спортивное мероприятие по единоборствам в стране, но намного меньше, чем в России.

— Что мотивирует вас заниматься этим делом?

— Поставленная цель, конечно, — стать номером один в Беларуси. Мы это сделали. Мы реально смотрим на вещи и осознаем, что UFC не обгоним, российский рынок — тоже, ведь это попросту другой объем. Следующая цель — стать крутой, крепкой лигой для молодых ребят и для европейского рынка. Я чувствую, что мы это можем и в принципе уже на 50% достигли этого.

«Я не умаляю их заслуг, они молодцы, они стараются двигать наш рынок, но, не обижая никого, они пока не могут с нами конкурировать»

— Есть ли у вас конкуренты в этой сфере и как вы их оцениваете?

— Я недавно был на закрытом показе фильма «Пацан против всех», нас приглашали как руководителей Лиги BFC, я там сказал, что у BFC конкурентов нет. Могу объяснить, ведь многие после этих слов на меня обиделись, но то, что сделали мы, правда, не повторил никто. У нас в 2013 году году на «Минск-Арене» дрался Андрей Орловский, был совместный турнир с «Fight Night», после этого он снова подписался в UFC. У нас дрались все топовые белорусские бойцы: Дамковский, Кудин, все-все-все. И все они где-то подписаны.

Мы провели 76 турниров. У нас за плечами «Минск-Арена» и стадион «Динамо», «Чижовка-Арена», ростер бойцов (список бойцов на контракте в каждом конкретном промоушене). На данный момент лиги, которая может приблизиться к нам по масштабу проведенных турниров и шоу, которое мы даем, в Беларуси нет, и я думаю, что в ближайшие пять лет не появится. Была лига, которая нам даже нравилась, но они провели только 14 турниров. Я не умаляю их заслуг, они молодцы, они стараются двигать наш рынок, но, не обижая никого, они пока не могут с нами конкурировать.

Мы организовываем турниры профессионально, стабильно и регулярно уже на протяжении 10 лет. Это можно сравнить с топ-футболистом и парнем, который только начинает формироваться. Да, он делает свое дело, но он не может составлять реальную конкуренцию.

— Спортивный бизнес в Америке расцветает из-за pay-per view (оплата фиксированной суммы за контент, т.е. трансляцию боя). Но нужно ведь сформировать у людей такую потребность, интерес, которые захотят за это платить. Как вы работаете с фан-базой? У вас есть продукт, качественная картинка, но если мы говорим про YouTube, там не так уж много комментариев под видео. Как с этим можно работать?

— Мы как раз сейчас над этим работаем, в связи с чем будет произведена небольшая реорганизация. У нас была идея: сначала нам было важно приучить семьи бойцов покупать билеты в зал и мы это сделали. Продажи билетов по последним 5 турнирам показали, что за 3−4 дня до турнира у нас в прямом смысле распродано буквально все. Плюс у нас выросла аудитория: раньше это были 18−20-летние ребята, сейчас же речь об аудитории 30−35 лет и выше.

На данный момент делаем упор на Instagram — там живая аудитория: люди комментируют посты, задают вопросы. Но наша основная задача стать понятными для белорусского рынка, поэтому мы вернули трансляции Белтелерадиокомпании и параллельно с этим будем усиливать YouTube. Но YouTube будет укреплять не для монетизации, а для популяризации — развития культуры просмотра спортивных шоу.

— Многие ориентируются промоушеном Анатолия Сульянова — Hardcore? Хотели бы повторить такое?

— Скажу честно: нет. То, как он качает медийку, — шикарно, вопросов нет, он постоянно делает контент для Instagram и многое другое. Он нашел партнера-инвестора, и им обоим это важно. У нас, к сожалению, так не работает. Есть моменты, когда мы на турнирах кого-то с кем-то знакомим, помогаем решить какой-то бизнес-вопрос, но это все на уровне личных знакомств. В Беларуси работает вот так, в России все по-другому, им важны охваты, количество просмотров. В плане охватов Толя — красавчик. В плане самой лиги такого у нас я не хочу. Например, Тоня Кулешова сейчас дерется в этом промоушене, и скажу честно — это бардак. У нас «выходить в свет» никто не хочет, просят сделать столик и познакомить, например, с Чингизом Аллазовым. К нам кстати на турниры так девушка-риэлтор приезжала, искала потенциальных клиентов.

В Hardcore бойцу непонятно, когда будет следующий бой, многим до сих пор не выплачены гонорары, драки на самом мероприятии — не редкость. Недавний случай, когда один из бойцов пнул ногой ринг-герл в октагоне — тоже не добавляет уважения, это дичь — я такое не признаю и не приемлю. Наш рынок попросту к такому не готов. Мы в целом не понимаем дикий трэш-ток (высказывания в адрес соперника, чаще оскорбительного характера, призванные вывести оппонента из равновесия, — прим. «Про бизнес») и переходы на личности. То, что творят ребята в Hardcore, для нас выходит за все рамки.

Когда МакГрегор качал бой с Нурмагомедовым, он тоже перегнул, но потом даже в клетке во время боя говорил, что это просто бизнес. Он пытался объяснить все Хабибу, но результат того боя лишний раз доказывает — у нас это не сработает. Если ты уже что-то сказал, то лучше «хавайся в бульбу». Грамотный трэш-ток возможен, но в целом у нас пока к нему настороженное отношение.

Мне, например нравится как делает трэш-ток Мага Исмаилов, вот у него это получается красиво. Он с шуткой может наехать, но умудряется не переходить грань, а у Толи Сульянова: стулья в голову, «да я тебя, да ты»… Вот этого всего я у нас видеть не хочу.

Если брать сам турнир и промоушен, то я больше равняюсь на Fight Nights. Мне нравится философия Камиля Гаджиева, и то, как он работает. Я с ним близко знаком, у них в равной мере есть и шоу, и бои. Мы понимаем, что повторить путь ACA у нас не получится, а вот сделать похожую картинку, как у Fight Nights мы можем. Они как старшие товарищи, на которых мы можем равняться.

— Поделитесь своим самым большим факапом?

— Никогда нельзя быть уверенным, что тебе придут деньги, пока они не на твоем счету. Даже если договор подписан, и тебе все поклялись, что они завтра у тебя будут, до тех пор, пока они не упали на счет, — не верь. И ни в коем случае не трать их наперед.

Форс-мажоры случаются в каждом турнире. Были случаи, когда боец закрывал дверь и не выходил вовремя на бой из-за молитвы, приходилось ломать замок, чтобы объяснить ему, что так не подойдет. Бывают экстренные замены в день турниров. Например, однажды не приехала соперница из России, на границе были вопросы с паспортом, пришлось искать, за 4 часа до боя мы справились. Была история, когда дрался Орловский (сейчас я уже могу про это сказать): в октагоне было место, где если бы падали два спортсмена, то они точно бы провалились. Однажды не могли дверь в октагон закрыть, скривился замок. Разные бывают ситуации.

Финансовые форс-мажоры тоже случаются: было такое, что не успели вовремя сделать платеж, срочно заплатили деньги в кассу, чтобы оплатить зал. Мы и переводили деньги с карты на карту, чтобы купить билет срочно бойцу, который пропустил свой самолет. Происходят разные непредвиденные обстоятельства. Когда к нам ехал Зулузиньо, его не пустили, потому что в руках у таможенного контроля его паспорт развалился. Камил Гаджиев позвонил мне и говорит: «У Зулу в руках таможенника порвался паспорт. Есть два варианта: мы сейчас занимаемся заменой паспорта, а это много времени, и второй вариант — я кладу Зулу в багажник, и мы едем через границу болотами, а ты встречай».

— Что считаете своим самым большим успехом?

— Это 5 собранных Минск-Арен, которые мы провели совместно с Fight Nights, с АХМАТ и другими. Самый главный наш успех в лиге и вообще в бойцовском мире в Беларуси — это 2023 год, стадион «Динамо», совместный турнир OVION SHOW, возвращение t.A.T.u., 6 боев ММА, 15 тыс. зрителей — вот это было по-настоящему мощно.

«Хотелось бы, чтобы для тех, кто помогает в развитии единоборств, не обязательно даже коммерческих турниров, но и любительских, — были послабления в налогообложении»

— Какие дальнейшие планы?

— В июне у нас 2 турнира, летний турнир на Минском море Summer Fest — это будут бои, фотозоны с фламинго, машинами и всем остальным. Тусовка, хорошая музыка, мастер-классы от наших партнеров по фитнесу и здоровому образу жизни, бассейн, кафе «Лето». И затем еще осенью планируем провести 3 турнира.

Что тормозит развитие?

— Непонимание рекламодателей и партнеров, для чего им это надо — и нам постоянно приходится объяснять. Хотелось бы, чтобы для тех, кто помогает в развитии единоборств, не обязательно даже коммерческих турниров, но и любительских, — были послабления в налогообложении. Так происходит в России, есть такие прецеденты в олимпийских видах. Если бы государство пошло в этом моменте навстречу, и хотя бы какую-то часть из своих налогов потенциальные спонсоры могли тратить на развитие единоборств, мы бы за это отчитывались и показывали бы эффективность. Конечно, это бы ускорило поиск партнеров, и мы для них были бы более интересны. Хочется еще поддержки телевидения, чтобы нас показывали, снимали подкасты, мы готовы во всем участвовать, мы готовы даже финансировать это в разумных пределах, но хочется с их стороны больше желания показать, как сказал Александр Лукашенко: «Надо производить домашний контент». Давайте это делать вместе.

— А если мы говорим о стратегических планах?

— У нас будет небольшая реорганизация. Наша задача, чтобы в промоушене, помимо молодых бойцов, было 2−3 топовых боя с участием русских бойцов или спортсменов из стран СНГ. И, конечно, в планах увеличить количество турниров на «Минск-Арене» до двух в год. Мы хотим сделать качественный скачок вверх и добавить еще больше шоу.

Наша идея — чтобы человек, который приходит на турниры, получал качественные поединки и увидел топовых бойцов дополнительно к нашим собственным боям. Также есть мысли об интересных коллаборациях: мы хотим делать что-то похожее на OVION SHOW на стадионе «Динамо» — светско-развлекательные мероприятия. К этому мы сейчас идем. Все секреты не могу раскрыть, но скажу, что для инвесторов и партнеров это станет очень привлекательным предложением.

Мы вовсе не потребители, мы даем инвестору пакет выстроенных отношений, стратегию нашего развития, стратегию возврата своих денег и получения инвестиций.

— Что-то хотите добавить?

— Единоборства в Беларуси достойны того, чтобы в них инвестировать деньги, потому что на ряду со всеми видами спорта, у нас очень крутые традиции в единоборствах: в тайском боксе, в борьбе, в боксе, в ММА и в рукопашном бое. Мало, кто знает, но на новом поясе UFC пожизненно зафиксирован флаг Беларуси, благодаря Андрею Орловскому. Яркое свидетельство, что единоборства в Беларуси должны развиваться, а мы умеем правильно их проводить, чтобы действительно было красиво.

Источник: ufc.com.

Мы знаем, что предложить бизнес-партнерам, чтобы им тоже было интересно и я уверен, что в такой коллаборации мы сделаем новый виток этой синергии в Беларуси.

Источник: Про бизнес

Нажмите на звезду, чтобы оценить материал!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Так как вы нашли эту публикацию полезной...

Поделитесь статьей в соцсетях!